Горец: возрождение легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горец: возрождение легенды » Книжная полка » От 18 и старше (начинающему порнографу посвящается)


От 18 и старше (начинающему порнографу посвящается)

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Время и место действия: 1992 год. Одно из убежишь Митоса где-то в Европе.
Действующие лица: Коди Эверетт, Митос
Примерное содержание: не ходите, детки, с  Митосом гулять, особенно после пирожков с грибами.

0

2

Горизонт, еще укутанный мягким сумраком, медленно начинал розоветь. Тонкая золотистая полоса разрезала край неба, и первый солнечный луч с нахальной робостью вклинился меж неплотно запахнутых занавесок и скользнул по лицу спящего юноши. Убедившись, что этого соню просто так не поднимешь, луч окончательно обнаглел и защекотал кончик. носа. Коди чихнул, недовольно приоткрыв один глаз, и слегка приподнялся на локте, окидывая комнату удивленным взглядом. Лишь спустя пару минут он вспомнил, почему обстановка ему не знакома. Со всеми бесчисленными жилищами его наставника, раскиданными по всему миру, он даже не успевал сообразить, когда они оставляли одно убежище и перемещались к другому. Впрочем, такая кочевая жизнь Эверетту даже нравилась - никаких обязательств, никаких лишних привязанностей, так легко уходить, когда тебя никто не ждет. И единственный, у кого есть право удержать его, все время рядом... При воспоминании об Адаме его губы тронула нежная улыбка, от присутствия которой года два назад он бы невероятно смутился. Но сейчас, скрытый от посторонних глаз, юноша расслабился, позволив чувствам отразиться на его лице.
Блаженно потянувшись, он выгнулся на кровати, не желая вставать и растягивая удовольствие от наступления утра. Одеяло сбилось, и он скинул его, погружаясь в приятную прохладу, веявшую из прикрытого окна. Солнце, уже на четверть поднявшееся над землей, с любопытством заглянуло в комнату, залив обнаженный торс бронзовым светом. Коди прикрыл глаза, только что не мурлыча, и откинулся на подушку с мягкой кошачьей улыбкой. Легкий привкус мяты на губах говорил о том, что Адам где-то рядом, но юноше было лень вставать, чтобы разыскивать наставника.

+1

3

Привыкший тренироваться украдкой, несмотря на столь нелюбимое вставание в дикую рань, Адам все же поборол желание понежиться в теплой постельке и посвятил пару часов маханию преданным Айвенго. Теперь, когда Наблюдатель отвечал не только за себя, но и за дрыхнущего в  соседней комнате мальчишку, Пирсону приходилось быть вдвойне осторожным, ведь если кто узнает, что  у него дома живет бессмертный – плакала вся конспирация. Благо, за юношей пока никто не охотился, да и к личной жизни Митоса коллеги интереса не проявляли. Особо назойливым пришлось наврать с три короба про двоюродного племянника. Лапшой на ушах больше, лапшой на ушах меньше – невелика разница, лишь бы правдоподобно.
Завершив танцы с острым лезвием под декорации розовеющего неба, Старейший, уложив оружие обратно под кровать, направил стопы в ванную, дабы принять душ и после встретить утро на кухне за чашкой свежесваренного кофе. Подставляя жилистое, крепкое тело под ласковые струи приятно-теплой воды, бессмертный размышлял, что в такой почти семейной жизни тоже есть свои маленькие приятности.
Завернувшись в шелковый халат, Адам потопал на кухню, чтобы спустя недолгие поиски все же отрыть турку  и заняться святым с утра делом – варкой кофе. Когда пряный аромат, ведь Митос добавил щепотку корицы, разнесся по кухне манящим зовом, Пирсон разлил порции по чашкам и забелил сливками, сыпанув слегка сахара. Звать ученика вербально мужчина не собирался, поэтому лениво протопал в комнату, где валялся соня-Коди, о чем бывший Всадник и возвестил, приваливаясь плечом к дверному косяку.
- Кофе стынет, мелочь, проспись и пой, - несмотря на некоторую грубость в словах, Адам мягко улыбался, тепло глядя на Эверетта, нынче до боли напоминающего нежащегося котенка.

+1

4

Чуткий нос Коди немедленно уловил манящий запах кофе, к которому примешивались мягкость сливок и пряность корицы, и лицо юноши окончательно приобрело блаженное  выражение. Приоткрыв глаза и глядя на учителя сквозь приспущенные веки, он отметил чуть влажные волосы, как обычно находящие в творческом беспорядке - не иначе, как старый вояка принимал душ после ежеутренней тренировки. Обычно Адам и ученика гонял, но, видимо, в первый день приезда на новое место решил сделать поблажку.
Лениво потягиваясь, Коди размял плечи, ожидая, пока Пирсон приблизится к кровати - вставать самому было невмоготу. Не стянутые резинкой и не заплетенные волосы за ночь разметались и теперь спадали на плечи пушистыми прядями.
Юноша невольно засмеялся, и только Адам сейчас мог понять причину его смеха. Для любого другого человека слова Бессмертного показались бы грубыми, но, будучи синестетом, Коди легко разглядел истинную сущность. Неподражаемая игривая мягкость, подобная тому солнечному лучу, что разбудил его, легкий запах полевых цветов и ощущение свежих брызгов на губах.
Когда учитель приблизился, Эверетт, все еще, не открывая полностью глаз, сонным движением потянулся к чашке, но случайно промахнулся, зацепив пояс шелкового халата, и автоматически потянул за него. Мягкая ткань скользнула по телу, полы халата разметались, как два крыла. Явившееся глазам зрелище, безусловно, стоило того, чтобы юноша в кои-то веки пробудился окончательно. Без всякого стеснения уставившись на открывшееся тело учителя, Коди лукаво улыбнулся, пряча вспыхнувший странным огнем взгляд за упавшими на лоб русыми волосами.
- Доброе утро.

+2

5

Старый вояка и правда решил сделать мальчишке подарок в виде почти что выходного дня. Разумеется, это была лишь одна сторона медали, вторая заключалась в собственно-адамовом интересе в мироощущению своего ученика. Сегодняшний день Пирсон решил посвятить изучению Коди Эверетта, в том числе и в боевой обстановке лязга мечей.
Светловатая и мягкая, что Митос уже знал еще с самой первой встречи, расплетенная косичка юноши пушистилась по плечам легенькими полупрозрачными  волнообразными паутинками. Веселый смех с радостными и какими-то счастливыми нотками грел древнюю душу бессмертного, что уж там опираться, вызывая еще более ласковую улыбку на губах Старейшего.
Ну не может быть у неумирающих по-человечески все как у людей, нет чтобы просто тихо-мирно выпить утренний кофе и побеседовать непринужденно! Вместо этого цепкие пальцы случайно промахнулись мимо чашки устраивая неожиданный домашний стриптиз. 
- … Доброе, - отозвался Наблюдатель, выдержав эффектную паузу, во-первых соображая, что собственно это было, а во-вторых, предоставляя достаточно времени, чтобы себя рассмотреть, если случайность была спланированной.
Невозмутимо поместив чашки на прикроватную (извечную прикроватную) тумбочку, запахнул полы халата, небрежно повязывая пояс, и присел на край кровати, ехидно улыбаясь и разглядывая ничуть не покрасневшего щеками ученика с любопытством естествоиспытателя.

+1

6

То ли в саду за открытым окном цвели какие-то специфические деревья, то ли сам Пирсон распространял особые флюиды, но Коди вдруг охватило невероятно игривое настроение. Если бы Адам промедлил с запахиванием халата еще пару секунд, не исключено, что юный лингвист занялся бы изучением особенностей морфологии на практике (т.е. тактильным путем). Любопытство в карих глазах учителя и мягкая, даже ласковая улыбка ободряли Эверетта, словно бы подначивая на дальнейшие безумства.
Проследив за перемещением чашек с вожделенным напитком на тумбочку, юноша издал какой-то неопределенный гортанный звук (легкая примесь французского акцента уже окрасила его произношение, поэтому урчание вышло мягким с едва уловимым оттенком характерного грассирования). Выпутываясь из скомканного  в ногах одеяло, он недовольно дрыгнул левой стопой, едва не задев присевшего рядом Пирсона. Освободившись, Коди целенаправленно пополз по кровати к тумбочке, но по пути устал и не придумал ничего лучшего, как передохнуть, повалившись рядом с Адамом и положив голову ему на колени. Пушистые русые волосы, золотящиеся в утреннем свете, рассыпались по тонкой черной ткани, в серо-голубых глазах, напоминающих предрассветное небо, сияла нежность.
Он смотрел на учителя снизу вверх, с невинным выражением лица, и судя по всему, сам толком не понимал, с чем именно играет с такой детской непосредственностью. Однако, за этой трогательной сценой стояло нечто куда более глубокое, более страстное, неистовое и даже лукаво-порочное. И юноша улыбался, как невинный агнец, однако в лучистых глазах то и дело мелькали бесенята.

+1

7

Если  так называемый невинный агнец надумал переиграть опытного хитрожульного мастера игры с черным поясом по вешанью спагетти на уши, то он очень ошибался. Скрываемое желание пощупать лапками музейный экспонат, даже реликвию древнюю, коей без сомнения являлся Митос, проскальзывало во взгляде ученика озорными искорками. Адам давно уже заметил не совсем однозначное отношение к собственной персоне со стороны Коди, однако, обычно не придавал этому значения, игнорируя как факт реальности. И вот нынче этот отвергаемый факт явился во всей красе, выражаясь в удобном главополагании на колени наставника.
Мурлыканье на французский манер и возня в одеяле еще больше придавали Эверетту сходство с котенком, вызывая определенное стремление погладить пушистика.
Впрочем, даже само открытие великой тайны бессмертия парню сопровождалось двусмысленными действиями Пирсона, в чем тот прекрасно отдавал себе отчет, поэтому нынешнее поведение бывшего студента его не шокировало, скорее слегка удивило своей открытостью.
Улыбнувшись в ответ с некоторой мечтательной задумчивостью, Митос ласково провел подушечками пальцев по щеке парня, вроде бы нечаянно задевая уголок губ, столь расслабленно устроившегося на его коленях как на подушке.

+1

8

Видимо, все дело было в мятном привкусе, разливавшемся на языке и задевавшем сразу все вкусовые рецепторы. Коди уже научился определять оттенки этой мятной свежести, изменявшиеся в зависимости от эмоционального состояния самого Адама и чувств его ученика. Сегодня это была легкая дразнящая сладость, ощущаемая не полностью даже, а каким-то игривым намеком, эфемерно тая на языке и соблазняя рвануться вперед, распробовать как следует, сойти с ума, чтобы наконец глотнуть и впитать в себя всю вкусовую гамму.
Несмотря на то, что одна его жизнь уже канула в Лету, Коди был еще очень молод, кровь бурлила в жилах, как колдовское варево, гормоны устраивали дикие пляски, и от одного прикосновения он мог возбудиться до чертиков. Юноша попробовал независимо улыбаться, когда пальцы Адама нежно скользнули по его щеке, но тело выдавало его - от плечей, вниз, по позвоночнику, пробежала сладостная дрожь, глаза лихорадочно заблестели, и с губ сорвался еле слышный вздох, воплотивший в себе все его отчаянно сдерживаемое желание. Все его силы сейчас уходили на то, чтобы не впиться в губы Адама жадным поцелуем, поэтому то, как он выглядит, ускользало от внимания. Мускулы напряглись, выдавая его внутреннюю борьбу, на дне серо-голубых озер мелькнула растерянность - эта неведомая тяга выходила за рамки его восприятия, но что-то, сидевшее глубоко внутри, торжествующе ревело, ощущая, как Эверетт поддается своей природе.

+1

9

Зато ускользнувшее от внимания юноши, занятого борьбой с самим собой, заметил наставник, который жил в столь разные исторические периоды, что вопрос нормальности и ненормальности сексуального влечения отпадал сам собой. Желания, вернее, одно единственное желание Коди было как на ладони, но Адам не мог себе этого позволить. Тогда бы он перешагнул черту отношений наставника-ученика, образовывая нечто новое, более сильное и требовательное, к чему Пирсон совершенно не стремился.
Старейший заботился об Эверетте, пусть и своеобразно, так что обременять их отношения новыми гранями не намеревался. Оставить сейчас парня одного, было бы самое правильное… но вместо разумного, безотказного и полезного до крайности ничегонеделанья, Митос легонечко провел пальцами по мягким и теплым губам мальчишки, вполне осознавая блеснувший вызов в собственных карих глазах.

+1

10

Вызов в глазах Адама был столь осязаемым, что юноша едва не задохнулся от нахлынувшего потока желания. Прикосновения теплых пальцев к губам были подобны легким касаниями ветра и язычкам пламени одновременно. Что-то внутри него вибрировало, отвечая на ласку, Коди невольно потянулся к наставнику, приподнимаясь с его колен, дыхание клубилось между ними, сливая в себе вдох одного и выдох другого, и казалось, что слияние неизбежно, но в этот миг серо-голубые глаза вобрали в себя неуловимую тень на дне карих, и Эверетт вздрогнул, осознав, что делает.
Поспешно отстранившись, он ринулся от Адама, но выбежать из комнаты не смог, точно невидимая нить удерживала его рядом с наставником. Бессильно присев на противоположный край кровати, спиной к Пирсону, он провел рукой по лицу, чувствуя, как полыхают щеки. Плечи были напряжены и дрожали, русые волосы слиплись от холодного пота, выступившего на лбу.
- Из-звини, - еле слышно выдавил он, изо всех сил стараясь, чтобы бьющееся, задавленное моралью желание не пропитало его голос багряным оттенком страсти.

+1

11

В очередной раз с поразительной точность Эверетт интуитивно определил смущающий мужчину момент, хотя сам, судя по всему, угрызений совести за попытки соблазнения наставника не ощущал. Попытки, между прочим, вполне успешные, лишь нежелание открывать более серьезную грань отношений удержала самого Адама от весьма приятного времяпрепровождения в горячей компании юного и безудержного Коди. Хотя, насчет безудержного Старейший поторопился, мальчишка самолично сбежал от почти совершенной ошибки. Правда, не далеко, но достаточно красноречиво.
Самый лучший и правильный выход – подняться с кровати и покинуть комнату, самый верный и практичный, но… неосуществленный. Вместо того, чтобы быстро с невозмутимой рожей слинять, Пирсон обошел измятую постель и присел на корточки перед учеником, словно взрослый, беседующий с намеревающимся проскользнуть в подростковый период ребетёнком,  разглядывая его пунцовое лицо лукаво-заинтересованным взглядом.   
- Все хорошо.

+1

12

Медленно, неуверенно подняв метающийся взгляд на учителя, Коди боялся увидеть в карих глазах жалость или смешанное с брезгливостью презрение. Но вместо этого его встретила лукавая теплота, и вся вечность, скрывавшая на глубине души Бессмертного вдруг раскрылась перед ним пурпурным океаном, сметая мешающие границы и преграды. В этом пульсирующем безвременье, недоступном обычным людям, не было стягивающих рамок морали, здесь соприкасались самой сущностью, все было так естественно и глубоко, что захватывало дух. Здесь можно было просто любить и желать, а не думать о том, уместны ли твои любовь и желание. И тяга ученика к своему наставнику была естественной потребностью в чьем-то участии, чьей-то близости, которую таким, как они, было сложно найти среди смертных - слишком опасны и болезненны были их привязанности.
Не в силах больше сдерживать бушующую в груди стихию, Коди потянулся к Пирсону, касаясь его щеки кончиками пальцев, гортань сдавило, внезапно стало трудно дышать, губы горели, требуя, чтоб кто-то забрал у них это беспощадное пламя, хотелось крикнуть, но наружу вырывался лишь сдавленный шепот.
- Адам...я не могу больше.... - его глаза умоляли помочь и принять, ответить страстью на страсть, показать, что он не ошибся, что их связь допускает такую близость, что можно нарушить прежние табу и просто отдаться чувствам.

+1

13

Необычно поведение Коди вполне можно было понять, бессмертный – все еще люди и им также нужно участие, близость…простое мягкое тепло… Самое неприятное, что с годами потребность никуда не исчезает. Адам подружился со своим одиночеством, познав преимущества такого существования, но малейший проблеск возможного восполнения недостающего от этого становился лишь ярче и болезненнее.
Прикрыв глаза, прислушиваясь к ощущениям, Пирсон накрыл пальцы ученика собственными, буквально впитывая щедро даримую ласку и доверие. Брать на себя еще больше ответственности не хотелось совершенно, но и оставлять Эверетта в таком состоянии – совершенно неприемлемо.
Поднявшись с  корточек, Митос погладил подушечками пальцев скулу и подбородок парня, мягко зацепляя, чтобы аккуратно пригласить подняться с кровати.
На краткое и при этом достаточно объемное заявление-просьбу ученика, Старейший ответил спокойной улыбкой и … легким касанием губ. Еще не поцелуем, но примериванием к оному уж точно.

+1

14

Коди вполне понимал невольное колебание Адама - что-то в глубине карих глаз выдавало всегда непроницаемого Бессмертного. Сам Эверетт испытывал нечто подобное, оказавшись между молотом и наковальней - собственной неудержимой страстью и влечением к Митосу и впитанной с детства человеческой моралью, помноженной на страх усиления связи, которая впоследствии может причинить обоим боль. Тоска поднялась из недр души а затопила серо-голубые глаза, но ласковая улыбка Пирсона была спасением, теплые пальцы на скуле удержали его, успокоили, он подался вперед всем телом, словно пересекая невидимую границу, и губы Адама оказались вдруг так близко, что мятное дыхание учителя заполнило его легкие до отказа. В хриплом выдохе юноша приоткрыл рот, и тут их губы встретились, обжигая друг друга и наконец открывая все запертые двери, все тайны, которые они так долго удерживали в себе.
Это была наивысшая сладость порока, оголенная чувственность, искреннее, неприкрытое желание, почти звериная жажда, но в ней было столько нежности и заботы друг о друге, что хотелось плакать, уткнувшись в плечо, но нельзя было оторваться от мягких губ, невозможно отстраниться от того, кого так самозабвенно желал...и любил.

+1

15

Парнишка прильнул к Старейшему, обдавая того жаром юного и жаждущего тела. Приобняв Коди, мужчина углубил поцелуй, позволяя обоим расслабиться и вдоволь получить удовольствие от соприкосновения губ - практически невинной ласки. Чем более ярким и жадным становился затянувшийся поцелуй, тем крепче наставник прижимал к себе ученика в бережным объятиях. Адам не знал, как далеко намерен зайти Эверетт в исследованиях своей чувственности, но жадное покусывание намекало, что весьма неблизко и настроен юноша достаточно серьезно.
Теплые ладони мягко скользили по податливому телу, скорее дразня и намекая, обещая и искушая… но откровенных касаний Митос себе не позволил, догадываясь, что натворит, если отпустит «тормоза». Тем более, если вспомнить, как долго он уже один… во всех смыслах. С трудом оторвавшись от сладких, манящих губ, Старейший хрипловато шепнул, стараясь пригасить пляшущие в глазах искорки огня:
- Ты уверен? – договаривать не обязательно, сложившаяся ситуация предполагает лишь два развития событий.

+1

16

Разрежь мою грудь, посмотри мне внутрь:
Ты увидишь - там все горит огнем. (с)

Объятья Митоса служили опорой, надеждой, прочным каркасом, жар поцелуев - ответом на его чувства, на растерянность и даже некую робость. Желание струилось по венам, пульсировало в горячей юной крови, плескалось в прикрытых серо-голубых глаз и, переполнив их, прокатилось маленькой бисеринкой слезы по вспыхнувшей щеке. Всегда больно ломать сжимающие тебя рамки, разрывать стереотипы, крушить стены, пусть даже они мешали тебе дышать. Пальцы Коди судорожно вплелись в черную шевелюру волос наставника, хриплое дыхание влетело в приоткрытый рот, неся с собой молекулы бушующих эмоций.
Он едва не вскрикнул, когда Пирсон отстранился от него, рванулся за ним, словно привязанный упругой нитью. распахнул глаза, впитывая жаждущий взгляд, который уже не мог обмануть, не мог скрыть ответного порыва.
- Адам...- прошептал Коди, захлебываясь в словах. - Я сойду с ума, если мы не...
Голос сорвался, рука неловко скользнула по щеке, задела плечо и уперлась в бронзовый торс, проглядывающий из-за черного шелка. Там, под его ладонью, точно пойманная в силок птичка, билось сердце Бессмертного. Гул в висках говорил Эверетту о том, что его собственное сердце сейчас билось в том же ритме и грозило разорваться, если Адам оттолкнет его.

+1

17

Даже если бы хотел, Адам не смог бы оттолкнуть Коди, хотя бы потому, что, несмотря на доводы разума, тело реагировало абсолютно однозначно, страстно желая большего. Иногда лучше сдаться на поводу инстинктов, особенно если все согласны, только на всё ли? Это можно выяснить лишь эмпирическим путем, поэтому Пирсон, не долго думая, рухнул на кровать, утягивая парнишку следом. Посмотрев взглядом странного смешения желания и мягкой заботы на Эверетта снизу вверх, Митос аккуратно убрал ему за ухо легенькую прядку-паутинку светлых волос. Уверенно устроившаяся на его пушистом затылке ладонь притянула юношу для нового горячего поцелуя. Другая рука, пробежавшись кончиками пальцев по спинке молодого бессмертного, по-хозяйски легла тому на поясницу, словно всю жизнь там находилась.
Бессмертный в окружении – это уже проблема, а сумасшедший бессмертный – проблема вдвойне, поэтому допустить такую неприятность нельзя категорически. Покрепче прижав к себе Коди, Старейший резко перевернулся, припечатывая юношу всем весом, хищно улыбаясь и стараясь сохранить хоть видимость спокойствия, что контрастировало с быстрым сердцебиением, как после тяжелой тренировки.
«Надеюсь, ты об этом не пожалеешь». 

+1

18

Упираясь лопатками в мягкость кровати, Коди ощущал на своем лице дыхание Пирсона, жадно пил его взгляд, полный страсти и какой-то невероятно нежной заботы, согревающей юного Бессмертного подобно глотку горячего глинтвейна в морозную стужу. Ощущение чужой власти над ним было непривычным, но неожиданно приятным - ведь за ней брезжило понимание, что и он, Коди, сейчас владеет чувствами Адама, затрагивая самые потаенные струны его души. Уже совершенно не сознавая, что он творит, Эверетт мягко провел рукой по плечу Пирсона, прихватывая тонкую ткань и обнажая сильное красивое тело. Пояс развязался, черной змейкой скользнув куда-то вниз, и халат мягко скользнул по спине наставника, являя его во всей красе. Коди смотрел на него снизу вверх, замирая от восхищения и невероятной тяги, переполнявшей все его существо. Робко, но одновременно настойчиво мягкие пальцы поглаживали торс, наслаждаясь теплотой и силой чужого тела, и странный, полный какой-то сладостной боли, хрипловатый вздох вырвался из его груди. Ладонь взлетела вверх, коснулась щеки, он притянул к себе Адама, обвивая его шею, чтобы еще раз разделить с ним свое дыхание, смешать пряность мяты и свежесть морского бриза, зрелую силу и безумную юность, пронзительность  заката и мелодичность рассвета, два пламенных потока, пульсирующих жизнью и любовью.

+1

19

Сейчас Митос действительно ощущал себя уязвимым, поддавшись желанию, что не радовало древнего Бессмертного, но и останавливаться было бы трудно, особенно когда столь осторожные, чуткие пальцы принялись изучать его тело. Теплота чужих рук приятно обжигала,  рождая искорки пламени, сплетавшиеся в единое пламя страсти. Невесомо порхающие, ласковые касания вдруг превратились в неожиданно требовательное объятие. Послушно склонившись, Адам вновь захватил в плен манящие мягкие губы парня, неудержимо желающего быть с ним. Пирсон слишком стар, чтобы бросаться в омут с головой, однако возбуждающее сумасшествие Коди было слишком сильно, сопротивляться желаниям тела становилось все труднее и оно, тело, вполне могло выдать получаемое от ласк Эверетта удовольствие.
Раз уж так сложилось, придется тряхнуть стариной и вспомнить былые умения. Успев мимоходом поехидничать на собственный счет о новых приемах, старых собаках и сыпящемся песочке, Митос чуть отстранился, обрывая поцелуй, но лишь для того, чтобы нежно, с потаенной настойчивостью коснуться горячими губами пульсирующей жилки на шее юноши. Опираясь на локоть, мужчина неторопливо провел свободной рукой по боку, талии и бедру ученика, в конце пути слегка сжимая пальцами материал его пижамных штанов. Возможно, чуть более раздраженно, чем хотелось.

+1

20

Их яркие, неудержимые в страсти движения были подобны борьбе или пляске огней, столь неукротимы, безумны и чувственны были порывы одного тела к другому. Обнаженный Адам, сильный, уверенный, был подобен древнему языческому божеству из тех, что привыкли метать молнии и убивать одним взглядом. Коди - ослепляющий свежестью сияющих любовью глаз, пылкий, охваченный буйством эмоций, точно юный Феб, обхватил наставника за шею, не желая отпускать от себя. Хрипло выдохнув, Эверетт запрокинул голову, подставляя шею под требовательные поцелуи, тонкая жилка отчаянно билась, вбирая крупицы тепла, тело было уже не натянутой тетивой, а стрелой, выпущенной из лука, оно все было единым движением, стремлением к мужчине, ласкающему его неторопливыми движениями рук. Пальцы Коди, изогнувшегося бронзовым змеем в объятьях Пирсона, скользнули по спине наставника, обжигая лопатки, прошлись по линии позвоночника, остановившись на бедре, рука слегка дрожала от возбуждения и захватившего его желания.
Тонкая белая ткань соскользнула с бедер, поддаваясь власти чужих рук, юное тело выгнулось и требовало большего, он еще был страшно нетерпелив, совершенно не умел сдерживаться, энергия и страсть переполняли его, пробегая по мускулам возбужденными судорогами, его охватило состояние, среднее между нежностью и яростью, звериной жаждой и стремлением к человеческому теплу, и что-то, отдаленно похожее на рык, заполнило его горло и вырвалось вместе с новым, приглушенным стоном.

Отредактировано Коди Эверетт (2012-10-08 00:10:47)

+1

21

Рубикон уже перепрыгнут с разбега, назад пути нет, существует лишь беспредельное удовольствие, щедро даримое влюбленным (?) юношей. Мимолетно замеченный сияющий глубинной нежностью и высокой преданностью взгляд заставил слегка вздрогнуть. Только любви Адаму и не хватало для полного «счастья». Хотя, нужно признаться, его самолюбию польстил факт привязанности парня и его страстного желания. Значит Пирсон не настолько древняя развалюха, в смысле древняя, но не развалюха.
Отказывать самому себе в признании влечения – сродни самообману, а подобных промашек Митос не допускал, так то откровенно говоря, Старейший хотел Коди. Возможно не так пылко, не столь необузданно, но вполне определенно. Оставшаяся на Эверетте одежда раздражала несказанно, поэтому была уже довольно нетерпеливо стащена и отброшена куда-то на пол. Теперь ученика можно было свободно ласкать как хотелось и где хотелось, что тут же и было осуществлено. Упорно замедленно Митос соскальзывал по телу Коди, покрывая кожу поцелуями и мягко лаская руками оставшееся нецелованными участки.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Жажда обладания отвоевала себе Наблюдателя и захлестывала нещадно, подогревая кровь в венах, отключая вопросы «а что потом?».

+1

22

Каким-то краем сознания он еще понимал, насколько невероятно и безумно все происходящее - поцелуи учителя, древнего, как память, неудержимая тяга к мужчине, вообще желание такой немыслимой силы - все это было глубоко в новинку, но от этих прикосновений хотелось рисковать, срываться безудержно, забыть о "тормозах" и просто отдаться инстинктам, буквально рвущимся наружу сквозь многолетние слои воспитания-общественной морали-комплексов-рамок и прочего, чему не было и не могло быть места в этой обезоруживающей страсти.
Одежда, стесняющая его движения, уже начинала казаться кощунством, и он вздохнул свободно, когда теплые, властные руки Пирсона заскользили уже по оголенным бедрам. Согласно древней легенде, люди познали стыд, вкусив запретный плод - Коди же, напротив, потерял всякое чувство стыда, переступив за последнюю черту.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Губы невольно приоткрылись, еле слышно выдыхая его имя, как призыв к действию и отчаянную мольбу.

+1

23

Податливость и столь яркая чувственность юноши ошеломляла, сметая барьеры принципиальности, условностей и прочих неуместных уже мелочей, стесняющих в древнем танце тел и душ. Мягкие, неуверенные касания взращивали нетерпение, вырвавшееся хриплым шумным выдохом и тихой сладкой  дрожью, пробежавшей табуном мурашек по позвоночнику, когда пальцы Коди добрались до особенно чувствительного места. 
Подняв глаза, голодно блестевшие, на своего невинно-сумасшедше-страстного ученика, мужчина очень мягко и ласково, несмотря на нетерпеливо-требовательные позывы собственного тела, погладил Эверетта по голове, словно желал, пока еще может, подарить как можно больше нежности, пока не сломлена последняя преграда, и жажда слияния не вступила в свои права окончательно.
Свободная рука скользнула между телами, возвращая молодому бессмертному его ласку, дразнящее аккуратно и многообещающе проводя то подушечками пальцев, то всей ладонью. Если уж так случилось, пусть это будет хороший и приятный насколько возможно, опыт для его маленького ученика.

+1

24

Юноша задыхался от нахлынувшей на него нежности, от мягкой заботы, лучившейся в глазах Адама, смешиваясь с уже явным, неприкрытым желанием, они оба уже едва сдерживались, чтоб не сорваться, но одновременно оберегали друг друга, не желая причинять боль. Коди, у которого не было опыта борьбы с инстинктами, уже не очень ощущал грани, не понимал, что может оказаться неожиданно хрупким для пламени, полыхающего в груди Митоса. Им двигало лишь оголенное желание, искренняя, брошенная, как вызов, страсть, сумасбродное влечение мотылька, бросающегося в огонь. И в то же время в его яром стремлении было нечто глубоко трогательное, смелое и даже возвышенное, словно оттеняющее сладость порока, лишавшую юношу всякого смущения.
Ощутив горячее прикосновение, легкую игру пальцев, он понял, что падает в пульсирующий пурпур, жаркая волна накрыла с головой, дрожь пробежала по юному гибкому телу, внутри словно что-то перевернулось и расслабилось, почуяв невероятную, запредельную близость  и готовясь принять в себя опасное, но такое желанное пламя.

+1

25

Охваченный страстью Коди невероятно прекрасен, даже его Зов переполнен жаждой близости, дикой, сумбурной и требовательной. Предложение, от которого невозможно отказаться.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Испортить физическое проявление высшей духовной близости из-за неспособности контролировать собственный член – довольно жалкая причина и уж совершенно никчемное оправдание. Осторожность и бережная ласка. Позже эта вынужденная медлительность окупиться удовольствием почти без неприятных ощущений. Коди вполне заслужил все лучшее, что сможет предложить ему Наблюдатель.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

26

Как обычно, оказалось, что его тело лучше знает, что делать - добившись отстраненности сознания от происходящего и взрыва эмоций, оно приятно расслаблялось, чувствуя, что это необходимо для наивысшей близости, становясь будто текучим, как глина, из которой уже можно было вылепить все, что угодно. Каждое прикосновение Адама отзывалось сладкой дрожью и отчаянной пульсацией глубоко внутри, горячая волна спускалась к низу живота, а сердце колотилось так, словно хотело выпрыгнуть в эти сильные, теплые руки, доставлявшие ему такое наслаждение. Отчаянным судорожным движением руки Коди обхватили Пирсона, скользнули по спине, задевая крылья лопаток, погрузились в взъерошенные волосы. Он притягивал наставника к себе, будто хотел, чтобы их тела срослись, в каждом жесте, в каждом выдохе угадывалось желание, что-то дрожало от волнения и хотелось, чтобы последняя грань уже осталась позади, чтобы чувствовать не пьяняще-игривый намек оголенных чувств, а ощутить весь их вкус до самой сути, пусть даже обжечься, но принять эту сладостную муку, молчать уже не было сил, из груди рвался крик, окрашенный огненно-алым, безумным "Будь со мной!"

+1

27

Ощущая, как юное, горячее, податливое тело расслабляется в готовности к своему первому опыту, страстно его желая, Митос не переставал молча восхищаться красотой безудержного ученика. Говорить было не обязательно, Эверетт прекрасно мог прочитать все по взгляду своего наставника. Все те забытые чувства и заглушаемый огонь, сейчас пламенеющий лишь для него. Для одного молоденького бессмертного. Хрупкого, неопытного и…чертовски привлекательного.
Получив новым объятием окончательное разрешение, мужчина, сдерживая рвущееся желание из последних сил, устроился поудобнее, припечатывая парня собственным весом, чтобы поцеловать ободряюще и нежно, поделится теплом, заботой и дикой запрещаемой самому себе страстью.
Коди был готов, сладко нетерпеливо вздрагивая, Наблюдатель это чувствовал, и дальше тянуть -невозможно. И все же Адам старался быть очень аккуратным, завоевывая прекрасное тело юноши, кусая губы и вцепившись пальцами в кровать, чтобы не сорваться и не причинить боль.

+1

28

Взгляд мутился от страстного желания, но глаза учителя горели таким неудержимым огнем, такой сверхъестественной, неземной красотой, что он не мог не смотреть в них, распластавшись на кровати и подчиняясь более опытному, более сильному Бессмертному, одно касание которого вознаграждало его за это подчинение, давало понять, что на самом-то деле большего равенства быть не может. Сердце отчаянно щемило от понимания того, как много огня таилось в сердце Адама, сколько веков он боялся полыхать полной силой, а теперь сиял, как зародившаяся сверхновая. В серо-голубых озерах, подернутых пеленой желания так явно светилась нежность, что от нее могло слепить глаза. Каким-то замедленным движением, неожиданно жестом старшего, Коди ласково коснулся щеки склоненного над ним мужчины, точно ободряя его и вознаграждая за все туманные эпохи, проведенные вдали от такой безудержной страсти. Но ощущение это длилось лишь миг, а затем рука Эверетта соскользнула, и в тот же миг Пирсон пересек последнюю черту. На секунду Коди резко и судорожно сжался от неожиданности, но после приятное, всеобъемлющее тепло затопило его целиком, горячее нутро полыхало неуемной жаждой и принимало в себя огненную страсть. Коди хрипло вскрикнул, цепляясь за Адама и умоляя того не останавливаться, не прерывать этот странный, безумный урок, который так редко выпадает даже самым прилежным ученикам.

+1

29

Как бы ни был готов Коди к предстоящему, как ни жаждал, однако все же движение оказалось для парня неожиданным и Адам почувствовал, как юноша напрягся. Правда, ненадолго, задержать себя пришлось всего на несколько секунд, получив более чем достойное вознаграждение в виде совершенно расслабленно-доступного и страстного партнера. Странно-нежное прикосновение к пирсоновой щеке выпадало из танца сплетенных тел. Оно поражало глубиной высказываемого чувства – безмолвное признание и … просьба.
Цепкие пальцы чуть ли не намертво поймали Митоса, не намереваясь отпускать, пока все не будет окончено. Бессмертный предполагал, что Коди еще удивит его, но такого дикого вихря страсти не ожидал. Хриплый голос с надрывом, вскрик Эверетта, в котором звучали отчаянные нотки – кому угодно дыхание перешибет и зажжет до крайности. А у Митоса нет права разочаровать ученика. Поэтому Наблюдатель просто сбросил свои оковы аккуратности, полностью отдаваясь желанию, ведомый инстинктом здесь и сейчас.

+1

30

Крик плавно перешел в протяжный стон, стон - в хрипловатое, насыщенное страстью дыхание, согревающее ложбинку между ключиц склонившегося над ним учителя. На губах играл привкус огненной мяты, который он, если бы даже захотел, не смог описать - только вернуть жадным, почти отчаянным поцелуем, немного неловким из-за волнующей дрожи и пульсации его тела, которое уже не желало повиноваться никаким правилам, а просто жило, любило и желало близости.
Адам был как огненная буря - неудержимый и ярый, он напрочь сметал все его границы, страхи, комплексы, открывая неведомые прежде грани - неуемную, почти безумную чувственность, вожделение, накрывавшее с головой, сумасбродную рискованность, с которой он, очертя голову, сорвался в страсть, не думая о последствиях. Он никогда не испытывал ничего подобного - и дело было не только в физической составляющей этой близости.Хотелось - а главное, получалось, - быть кем-то большим, чем человек, стать воплощенной стихией, оформленной страстью, материальным влечением. Хотелось вывернуться наизнанку, чтобы облегчить партнеру доступ к его воспаленному слиянием нутру, хотелось одновременно подчиняться, чтобы Адам, его желанный наставник, вел его, и обладать, чтобы самому насладиться страстью другого. Мир вокруг ослеп и оглох, сузившись до размеров пылающей точки, которая в любой момент грозила разорваться, подобно Вселенной, родившейся в результате Большого взрыва.
Инстинкты оголились, как выхваченные из ножен мечи, прошлись сладостной судорогой, он рванулся, заставляя Пирсона проникать все глубже в себя и не в силах больше сдерживать себя ни на минуту.

+1


Вы здесь » Горец: возрождение легенды » Книжная полка » От 18 и старше (начинающему порнографу посвящается)